English Globe understanding the world

Open menu
 

Сонеты Шекспира в переводе Маршака 131-140

131 


Ты прихоти полна и любишь власть, 
Подобно всем красавицам надменным. 
Ты знаешь, что моя слепая страсть 
Тебя считает даром драгоценным. 

Пусть говорят, что смуглый облик твой 
Не стоит слез любовного томленья, - 
Я не решаюсь в спор вступать с молвой, 
Но спорю с ней в своем воображенье. 

Чтобы себя уверить до конца 
И доказать нелепость этих басен, 
Клянусь до слез, что темный цвет лица 
И черный цвет волос твоих прекрасен. 

Беда не в том, что ты лицом смугла, - 
Не ты черна, черны твои дела! 


132 


Люблю твои глаза. Они меня, 
Забытого, жалеют непритворно. 
Отвергнутого друга хороня, 
Они, как траур, носят цвет свой черный. 

Поверь, что солнца блеск не так идет 
Лицу седого раннего востока, 
И та звезда, что вечер к нам ведет, - 
Небес прозрачных западное око - 

Не так лучиста и не так светла, 
Как этот взор, прекрасный и прощальный. 
Ах, если б ты и сердце облекла 
В такой же траур, мягкий и печальный, - 

Я думал бы, что красота сама 
Черна, как ночь, и ярче света - тьма! 


133 


Будь проклята душа, что истерзала 
Меня и друга прихотью измен. 
Терзать меня тебе казалось мало, - 
Мой лучший друг захвачен в тот же плен 

Жестокая, меня недобрым глазом 
Ты навсегда лишила трех сердец: 
Теряя волю, я утратил разом 
Тебя, себя и друга наконец. 

Но друга ты избавь от рабской доли 
И прикажи, чтоб я его стерег. 
Я буду стражем, находясь в неволе, 
И сердце за него отдам в залог. 

Мольба напрасна. Ты - моя темница, 
И все мое со мной должно томиться. 


134 


Итак, он твой. Теперь судьба моя 
Окажется заложенным именьем, 
Чтоб только он - мое второе "я" - 
По-прежнему служил мне утешеньем. 

Но он не хочет и не хочешь ты. 
Ты не отдашь его корысти ради. 
А он из бесконечной доброты 
Готов остаться у тебя в закладе. 

Он поручитель мой и твой должник. 
Ты властью красоты своей жестокой 
Преследуешь его, как ростовщик, 
И мне грозишь судьбою одинокой. 

Свою свободу отдал он в залог, 
Но мне свободу возвратить не мог! 

135 


Недаром имя, данное мне, значит 
"Желание". Желанием томим, 
Молю тебя: возьми меня в придачу 
Ко всем другим желаниям твоим. 

Ужели ты, чья воля так безбрежна, 
Не можешь для моей найти приют? 
И, если есть желаньям отклик нежный, 
Ужель мои ответа не найдут? 

Как в полноводном, вольном океане 
Приют находят странники-дожди, - 
Среди своих бесчисленных желаний 
И моему пристанище найди. 

Недобрым "нет" не причиняй мне боли. 
Желанья все в твоей сольются воле. 


136 


Твоя душа противится свиданьям. 
Но ты скажи ей, как меня зовут. 
Меня прозвали "волей" иль "желаньем" 
А воле есть в любой душе приют. 

Она твоей души наполнит недра 
Собой одной и множествами воль. 
А в тех делах, где счет ведется щедро, 
Число "один" - не более чем ноль. 

Пусть я ничто во множестве несметном, 
Но для тебя останусь я одним. 
Для всех других я буду незаметным, 
Но пусть тобою буду я любим. 

Ты полюби сперва мое прозванье, 
Тогда меня полюбишь. Я - желанье! 
137 


Любовь слепа и нас лишает глаз. 
Не вижу я того, что вижу ясно. 
Я видел красоту, но каждый раз 
Понять не мог, что дурно, что прекрасно. 

И если взгляды сердце завели 
И якорь бросили в такие воды, 
Где многие проходят корабли, - 
Зачем ему ты не даешь свободы? 

Как сердцу моему проезжий двор 
Казаться мог усадьбою счастливой? 
Но все, что видел, отрицал мой взор, 
Подкрашивая правдой облик лживый. 

Правдивый свет мне заменила тьма, 
И ложь меня объяла, как чума. 


138 


Когда клянешься мне, что вся ты сплошь 
Служить достойна правды образцом, 
Я верю, хоть и вижу, как ты лжешь, 
Вообразив меня слепым юнцом. 

Польщенный тем, что я еще могу 
Казаться юным правде вопреки, 
Я сам себе в своем тщеславье лгу, 
И оба мы от правды далеки. 

Не скажешь ты, что солгала мне вновь, 
И мне признать свой возраст смысла нет. 
Доверьем мнимым держится любовь, 
А старость, полюбив, стыдится лет. 

Я лгу тебе, ты лжешь невольно мне, 
И, кажется, довольны мы вполне! 


139 


Оправдывать меня не принуждай 
Твою несправедливость и обман. 
Уж лучше силу силой побеждай, 
Но хитростью не наноси мне ран. 

Люби другого, но в минуты встреч 
Ты от меня ресниц не отводи. 
Зачем хитрить? Твой взгляд - разящий меч, 
И нет брони на любящей груди. 

Сама ты знаешь силу глаз твоих, 
И, может статься, взоры отводя, 
Ты убивать готовишься других, 
Меня из милосердия щадя. 

О, не щади! Пускай прямой твой взгляд 
Убьет меня, - я смерти буду рад. 


140 


Будь так умна, как зла. Не размыкай 
Зажатых уст моей душевной боли. 
Не то страданья, хлынув через край, 
Заговорят внезапно поневоле. 

Хоть ты меня не любишь, обмани 
Меня поддельной, мнимою любовью. 
Кто доживает считанные дни, 
Ждет от врачей надежды на здоровье. 

Презреньем ты с ума меня сведешь 
И вынудишь молчание нарушить. 
А злоречивый свет любую ложь, 
Любой безумный бред готов подслушать. 

Чтоб избежать позорного клейма, 
Криви душой, а с виду будь пряма!